Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Все новости Татарстан
В Роспотребнадзоре назвали условие для разрешения на прогулки для детей Общество, 12:53 В Казани к 100-летию ТАССР завершают реставрацию 3 дворцов культуры Татарстан, 12:40  Президент Абхазии принял приглашение на парад Победы в Москве Общество, 12:40 Алюминий, кожа и экраны: как звучит новый футуристический Porsche РБК и Porsche, 12:37 Тайка Вайтити — РБК: «Быть другим — невероятно круто» Стиль, 12:37 «Аэроэкспресс» заявил о снижении цен при перезапуске после карантина Бизнес, 12:33 В РТ выявили нарушения с выплатами медработникам за пациентов с COVID-19 Татарстан, 12:28  В российском баскетболе впервые решили не определять победителя сезона Спорт, 12:21 Аэропорт Внуково начал выход из режима ограничений по коронавирусу Общество, 12:20 Названы главные проблемы ВИЧ-инфицированных детей Партнерский материал, 12:09 Ковидное послевкусие: что ждет винный мир после пандемии Pro, 12:08 Пандемия коронавируса. Самое актуальное на 27 мая Общество, 12:01 У Александра Овечкина родился второй сын Спорт, 12:00 Когда технологии VR и AR будут доступны всем: подкаст РБК Тренды Экономика инноваций, 12:00 
Татарстан ,  
0 

Участники рынка исламских финансов ждут изменений российских законов

На специальной конференции KAZANSUMMIT-2014 участники обсудят последние события на российском рынке исламских финансов, который пока представлен незначительно – несколькими миллиардами долларов. Татарстан среди российских регионов лидирует по объемам сделок «по шариату», привлекая зарубежных партнеров. Однако работу сдерживает непроработанное законодательство России и, по словам экспертов, в ближайшие год-два особых изменений здесь не ожидается.

На специальной конференции KAZANSUMMIT-2014 участники обсудят последние события на российском рынке исламских финансов, который пока представлен незначительно – несколькими миллиардами долларов. Татарстан лидирует среди российских регионов по объемам сделок «по шариату», привлекая зарубежных партнеров. Однако работу сдерживает непроработанное законодательство России и, по словам экспертов, в ближайшие год-два особых изменений здесь не ожидается.

Интерес к исламским финансам Татарстан высказывает с середины 2000-х. С тех пор в республике созданы всего несколько организаций, которые занимаются консультированием по проведению подобных операций и проработке юридических нюансов. Сейчас, по оценкам инвестхолдинга "Финам", объемы сделок в рамках шариата в Татарстане составляют треть от всех российских – порядка 1-2 млрд долларов. Пока долю исламских финансов можно назвать мизерной – всего 0,12-0,18% от общего объема финансовой системы. Однако потенциал развития, по словам аналитика холдинга Антона Сороко, огромен: мировой рынок исламского финансирования оценивается в 1,5 трлн долларов.

Основным принципом исламских финансов является соответствие шариату: запрет на ростовщичество, привязка сделок к реальным активам, исключение в них спекуляции и минимизация кредитных рисков. Исламские банки не финансируют алкогольный, табачный и игорный бизнес, а также производство, связанное с использованием свинины. Однако российское законодательство делает исламские инструменты либо нелегальными, либо невыгодными. Так, ряд исламские продукты, в частности, мурабаха (товарная рассрочка), попадают под двойное налогообложение, что ведет к удорожанию сделки. В некоторых западных странах эти сделки работают по облегченным налоговым схемам, в России же льгот для них не предусмотрено.

В казанском финансовом доме «Амаль», который поделился с РБК-Татарстан своим опытом работы в области исламского банкинга, говорят, что замечают среди клиентов не только религиозных, но и светских людей. Основная клиентура компании – юрлица с оборотом не более 1 млрд руб. в год и физлица, рассказал РБК-Татарстан руководитель компании Рашид Низамеев. «Амаль» использует в работе мудараба (доверительное инвестиционное управление), мурабаха и иджара (лизинг).

«Мы, например, капитал не можем привлекать так, как это делают банковские структуры. У нас нет международных заимствований, доступа к крупному финансированию», - пояснил Р. Низамеев. – «Сегодня для банковской структуры в России созданы условия для работы: есть инфраструктура, господдержка, рынки капитала. Мы же находим частных инвесторов самостоятельно - это достаточно трудоёмкий процесс».

По словам главы финансового дома, средняя доходность этого бизнеса (то, что получают инвесторы от вложенных денег) – 15%. «Это самая высокая доходность на вложенный капитал для финансовых организаций, работающих в нашем сегменте. Это, конечно, дорогие деньги», - говорит он. Однако, по словам собеседника РБК-Татарстан, такие условия необходимы, чтобы привлечь частное финансирование.

Участники исламских сделок ожидают от своих скромных начинаний большего. Так, в "Ак Барс банке", который уже дважды привлек деньги на принципах биржевой сделки мурабаха, утверждают, что привлечение исламских средств - хороший ресурс для диверсификации источников финансирования. В 2011 году банк таким образом привлек $60 млн, а в 2013-м – еще $100 млн. Как рассказали РБК-Татарстан в банке, сделки привлекли внимание: так, объем заявок на последнюю превысил предложение, и был сформирован синдикат участников из 11 кредитных партнеров. «За несколько лет мы существенно расширили свою базу инвесторов и планируем развивать диверсификацию базы фондирования, укрепляя отношения с нашими восточными партнерами», - говорят в департаменте инвестиционного бизнеса «Ак барса».

Несколько проектов по исламскому банкингу в Татарстане ждут своего часа. Так, казанская ИФК «Линова», созданная главой Агентства инвестиционного развития Линаром Якуповым, наладила общение с правительством республики и в 2010 году подписала предварительные соглашения о выпуске исламских облигаций – сукук. В качестве партнеров сделки они привлекли малазийские AmanahRaya Berhad и Kuwait Finance House. Облигации на сумму $100-200 млн собирались разместить на финансовых площадках Малайзии и Люксембурга. В 2011 году объявлялось, что малазийская AmanahRaya Capital Group создаст инвестиционно-накопительный фонд «Хадж», который будет аккумулировать средства паломников и инвестировать их в татарстанские проекты малого и среднего бизнеса.

Пару лет назад «Линова» объясняла проволочку с проектами неблагоприятной конъюнктурой рынка в ожидании второй волны кризиса и незначительным интересом инвесторов к бумагам с невысокой доходностью. В марте Якупов снова поднял вопрос о создании хадж-фонда в ходе визита в Дубай. Вероятно, эти проекты снова обсудят на нынешнем KAZANSUMMIT, на котором будет организован отдельный Татарстано-эмиратский форум.

По мнению Низамиева, несмотря на растущий интерес к исламским финансам, в ближайшие год-два заметного роста числа сделок ждать не стоит. «На фоне текущего законодательства невозможно предоставлять большинство услуг на банковской площадке. Пока не создана инфраструктура для прихода средств из-за рубежа», - констатирует он. В России нужно создать благоприятные налоговые условия и законодательную базу, а также проработать механизмы финансовой системы, объясняет он. Сделать это, с его точнки зрения, удастся не ранее чем через один-два года.

Дина Валиуллина