Лента новостей
Все новости Татарстан
В Минфине не поддержали идею отменить НДС для российских онлайн-магазинов Экономика, 22:21 Увольнение сотрудников «Коммерсанта». Что важно знать Технологии и медиа, 22:15 Финал «Игры престолов» не показали в Китае из-за торговой войны с США Политика, 22:03 Мэры Харькова и Одессы создадут партию юго-востока Украины Политика, 22:00 В Москве оказались одни из самых дорогих iPhone и самый дешевый интернет Экономика, 21:59 Водитель сбил ребенка в Москве и скрылся с места ДТП Общество, 21:58 Посольство Эквадора начало передавать США вещи Ассанжа Общество, 21:49 На чемпионате мира по хоккею определились все четвертьфиналисты Спорт, 21:45 Blоomberg узнал о потере Порошенко статуса миллиардера за время правления Политика, 21:43 Министр обороны Украины опубликовал в Facebook фото разрушенного Кремля Политика, 21:26 Компания Вексельберга приостановила переговоры о слиянии с «Газпромом» Бизнес, 21:18 Глава совдира «Коммерсанта» связал увольнения с подозрением в «заказе» Технологии и медиа, 21:13 Путин поздравил баскетболистов ЦСКА с победой в Евролиге Спорт, 21:10 Журналисты «Коммерсанта» опубликовали письмо к читателям после увольнений Бизнес, 21:09
Татарстан ,  
0 
Создатель Invoise: Digital почти вытеснил «печатку»
Максим Сериков – фотограф из Белгорода, создавший первый полноценный digital-журнал в России рассказал РБК-Татарстан о силе «немодельных» обложек, проблеме российских фотографов и читателях из Америки
Создатель журнала Invoise Максим Сериков Фото: РБК-Татарстан

- Максим, как началась история Invoise?

- Закончив учебу, я устроился дизайнером в журнал. Спустя полгода занялся проектом для Iphone и платформы Android . Это был такой ванильный digital-журнал со свадебной и интерьерной темой. Мои идеи, которые могли бы поспособствовать развитию журнала отсеивались, поэтому через некоторое время я перестал им заниматься. Еще через полгода собрал команду для собственного проекта и с первого выпуска по-настоящему бомбануло. Достойных платформ, которые могли бы публиковать работы молодых неизвестных фотографов не было, поэтому, грубо говоря, мы начали помогать им развиваться.

- Сколько делали первый номер?

- Полгода. Надо было все продумать, чтобы выстрелило. Основной задачей также было создание логотипа, который держал бы уровень. Мы заранее делали анонсы, тизеры, которые поддерживали интерес.

- Какие были вложения на начальном этапе?

- Никаких. Только собственные силы. Журнал и сейчас не требует каких-то огромных бюджетов и вливаний, это не медиа-группа.

- И каким был первый выпуск?

- Концепция первого номера исходила из плана снимать только известных российских моделей. На то время была в тренде Алия Галяутдинова – героиня первой обложки. Далее пришли к пониманию, что аудитория сформировалась очень узкая, стали приглашать звезд медиа, артистов. Сделали историю с Муджусом, у которого на тот момент проходил тур с Земфирой. Это привело к огромному приливу аудитории, после которого мы стали двигаться в новом направлении – интервью нового формата. Это были беседы с необычным видео, бэкстэйджами. Все масштабировалось и спустя два года мы выбились в топ-3 в интернет-индустрии.

- Во что вылилась идея «немодельных» героев?

- На 100% стало только лучше. Стали относится серьезнее, звезды соглашаются на съемки без проблем.

- Первая «немодельная» съемка была с Ольгой Бузовой..

- Да, съемка была отвратительной. Ее организовывали сторонние люди и Ольге на съемке сожгли волосы. Ее реакция была очень адекватная. Кстати, после выхода этой обложки прилив аудитории был в три раза больше, чем обычно. После второй обложки с Бузовой, аудитория увеличилась еще больше.

- Удается зарабатывать на журнале?

- Прежде всего, это творческий проект. Нет цели заработать деньги. Журнал приносит прибыль, но основной наш доход – дизайнерская студия Invoise Design.

- Но когда-то надо начинать зарабатывать…

- Конечно. За счет сайта, рекламы. Она и сейчас есть, но ты ее не увидишь. Прямо в лоб мы ничего не даем. В основном скрытая реклама, прямая была с отелями, к примеру, с Four Seasons.

- Почему отказались от печати? Настолько неперспективно?

- Выпуск одного журнала из 250 страниц в России тиражом в 5 тыс. экземпляров обходится в среднем почти в миллион рублей. Печатка уходит на второй план, остается digital. По этой же причине мы полностью отказались от печати. Думаем пока над коллекционным выпуском раз в год, где будет все самое интересное. К следующему лету надеемся сделать первый такой выпуск. По этой же причине мы не делаем приложение, потому что все есть в интернете. Приложение нужно найти, скачать. А здесь ты вводишь сайт и все.

- Как тогда продвигать digital-журналы?

- Без каких-либо усилий на сайт в день заходит 1 тыс. человек. Сначала мы основной упор делали на Вконтакте. Далее пошла таргетированная реклама, инстаграм, который сейчас стал основным - лучшая площадка для рекламы.

- Что насчет аудитории?

- Молодые люди от 18 до 40 лет. Интересным получился охват аудитории исходя из географии. На втором месте с 20% читатели из США. В последнем номере большая часть опубликованных фото сделана зарубежными фотографами. Один фотографирует, говорит об этом в социальных медиа, далее география расширяется. Сейчас для нас снимают в основном зарубежные фотографы, которые готовят съемки под определенный проект, номер. С российскими фотографами мы все меньше и меньше сотрудничаем.

- Почему?

- Из-за взгляда на фото и отношения к нему. Не берем в проект тех, кто делает что-то под копирку. Мы даем полную свободу в плане самовыражения фотографа. Кроме того, фото, которые не попадают в журнал, публикуются в социальных медиа и на сайте, что тоже дает дополнительные возможности. Сегодня фотографы присылают свои работы на почту и мы либо одобряем, либо нет. После одобрения отправляем журнал. В день приходит до 10 готовых съемок.

- Что нужно для одобрения?

- Нестандартный подход, полноценная фэшн-история, минимум пять луков.

- Какое количество людей задействовано при создании журнала сегодня?

- В команде 10 человек, но над каждым номер работает куда больше людей – приглашенные журналисты, фотографы, где-то 30 человек в общей сложности. Первая команда, кстати, была собрана из знакомых людей с работы – журналисты и дизайнеры. Далее стали привлекать новых людей.

- Как организуются съемки?

- Заранее продумывается весь план, композиция, луки. Самое сложное – выбрать локацию. Первая наша съемка была на карьере в 100 км от Москвы, когда был сильный ливень. Тем не менее, справились отлично. По композиции большинство обложек – стандартные. Конечно, везде свои каноны.

- Сложно молодому журналу искать знаменитых героев для обложки?

- Александру Рогову, Муджусу и Ольге Бузовой писал напрямую. Это были и инфоповоды и просто персонажи, которые, как мы понимали, поднимут нашу посещаемость и глубину просмотров. Было и такое, что обложка была отснята без инфоповода, а потом он рождался случайно – Алена Водонаева рассталась со своим бойфрендом, а тут обложка. С Александром Панайотовым мы первый раз работали, когда он участвовал в проекте «Голос». Сделали с ним интервью, а после стали сотрудничать на постоянной основе. Следующую обложку выпустили через месяц после «Голоса», в пик его популярности, что тоже сыграло свою роль.

- У вас есть черно-белые обложки, не характерные для глянца…

- Ну мы гнем свою линию. Все равно, что думают другие, мы делаем что хотим.

- А аудитория как реагирует?

- Первый номер выстрелил. А он был черно-белый.