Лента новостей
Все новости Татарстан
Аргентина и Уругвай целиком остались без электричества Общество, 16:07 Полиция Киева возбудила дело после взрыва в центре города Общество, 16:00 Суд признал виновной в коррупции жену израильского премьера Политика, 15:56 Инстаграм богов Олимпа: как сделать незаурядную фотографию РБК Стиль и HUAWEI, 15:50 Худрука «Современника» Галину Волчек госпитализировали в Москве Общество, 15:37 National Interest сравнил шансы истребителя F-15C ВВС США против Су-57 Политика, 15:31 В Кремле допустили встречу Путина и Трампа накануне саммита G20 Политика, 15:22 Голунов не пришел на акцию в поддержку прав журналистов Общество, 15:04 Роспотребнадзор дал рекомендации по выбору клубники Общество, 14:48 Журналиста Голунова допросили в качестве свидетеля по его делу Общество, 14:42 Что поможет вам начать вести здоровый образ жизни: тест РБК и Philips, 14:41 Полиция завела дело из-за сгоревшего дома в селе рядом с Чемодановкой Общество, 14:13 Умер барабанщик «Машины времени» Сергей Остроумов Общество, 14:09 Песков объяснил выжидательную позицию Путина по Зеленскому Политика, 14:05
KazanSummit-2018 ,  
0 
Александр Разуваев: «Финансовый центр Казани свяжет Россию и страны ОИС»
Почему курс рубля падает на фоне дорожающей нефти и как скажутся санкции западных стран на акциях компаний из Татарстана, - рассказал в интервью РБК-Татарстан директор аналитического департамента «Альпари» Александр Разуваев

- Сегодня модно говорить об интеграции России с исламским миром, но инвестиции из стран ОИС не превышают 1% от оборота free-float на Московской бирже. В то время как доля западных фондов достигает 30%. Почему это происходит?

- Я бы не сказал, что все исламские страны благосклонны к России. Арабские деньги присутствовали в РФ до дефолта августа 1998 года, после чего произошел отток. Некоторые аналитики связывали отток капитала не только с экономическими проблемами, но и конфликтной ситуацией на Северном Кавказе, в частности в Чечне и Дагестане. С тех пор финансовые потоки по каким-то причинам к нам не вернулись. Арабские инвесторы вкладывают средства в фонды посему миру, но не к нам. Если говорить объективно, современная Россия не самый большой рынок для размещения средств, есть и политические аспекты. Если честно, я скорее поверю в том, что в Россию придут турецкие деньги, поскольку современная Турция ведет себя независимо в отличие от тех же стран Персидского залива.

- В ходе KazanSummit президент Татарстана предложил арабским инвесторам напрямую работать с регионами России, заявил о создании в Казани мирового финансового центра. Как вы оцениваете эту перспективу, пойдут ли деньги в Казань?

- Безусловно, финансовый центр будет способствовать развитию связей между Россией и странами ОИС, однако давать оценки здесь преждевременно. Хочу напомнить, что чуть раньше подобные проекты пытался реализовать Нурсултан Назарбаев в Казахстане, но у него это не получилось, хотя были приняты законы об исламских финансах. Возможно они подошли к этому слишком формально, однако негативный опыт все же имеется.

- То есть, если в России сформируют нормативную базу для работы с финансовыми средствами по принципам исламского банкинга, деньги к нам не пойдут?

- Какая-то часть средств пойдёт, но это будет небольшой сектор. На мой взгляд, реальные инвестиционные проекты могут быть реализованы в Башкортостане, в Татарстане, может быть в Москве, где живет много мусульман. Какие-то финансовые компании будут предлагать услуги исламского банкинга для состоятельных людей, но это не будет массовым продуктом. Если в следующем году Саудовская нефтяная компания выйдет на IPO и будет пытаться продать акции по всему миру, - тогда, возможно, будут какие-то подвижки в продвижении исламского банкинга. Саудиты планируют заработать на IPO порядка 100 млрд долларов, это очень много. Я думаю, будут использоваться разнообразные финансовые схемы.

- В течение какого времени в Казани может быть сформирован мировой финансовый центр и какой объем средств он сможет прилечь?

- Я считаю, что исламский банкинг может заработать в России достаточно быстро. Возможно это произойдет в течение 2 лет после того, как ЦБ РФ пропишет необходимую нормативную базу. Для того, чтобы в России заработал Forex потребовалось несколько лет. Другое дело, что сегодня в России объективно очень мало свободных денег. Их нет даже в Москве, на Московской бирже… При этом расходование средств находится под жестким контролем. Здесь можно вспомнить события 2017 года, когда монетарные власти РФ за счет печатного станка спасли три крупных частных банка – «Открытие» «Бинбанк» и «Промсвязьбанк», вложив в них почти 1,5 трлн рублей. При том, что банки Татарстана никто спасать не стал, и региональная банковская система получила сильный удар. Почему одним банкам дали, а другим нет? Анализируя эти события, я думаю, что в Казани после создания финансового центра не скоро появится большой финансовый оборот.

- Но если события пойдут по благоприятному сценарию и центр исламских финансов в Казани все же заработает, о каких объемах финансовых средств может идти речь?

- Агентство Bloomberg в 2016 году оценивало емкость российского рынка исламских финансов в 11 млрд долларов. На мой взгляд сейчас эта цифра несколько меньше – несколько млрд долларов.

- Как внедрение исламского банкинга скажется на развитии отношений России с исламским миром?

- Безусловно, положительно. Причем, исламский банкинг может сыграть роль и в части евразийской интеграции. В Казахстане есть законодательная база, которая подведена под исламские финансы. Сейчас она не работает, но при определённых условиях может включиться, если аналогичное правовое поле появится в других странах СНГ, в той же России. По оценкам Альпари в нашей стране исламские финансы выгодны с точки зрения интеграционных процессов. В перспективе исламские финансы могут стать площадкой для совместных проектов России, некоторых стран СНГ, Азербайджана и Турции.

- Если исламские механизмы заработают, как это отразится на курсе рубля?

- Никак. Российский платежный баланс настолько большой, что исламские финансы не смогут на него повлиять. Это не тот объем деньг, чтобы играть какую-то роль в этих процессах.

- Принято считать, что курс рубля привязан к мировой цене на нефть. Почему сегодня цена на нефть растет, а курс рубля падает?

- Я думаю, это происходит из-за санкций. В котировке рубля заложены возможные политические риски. А главное – в курсе рубля отражаются возможные санкции в отношении облигаций федерального займа. Понятно, что весь рынок ОФЗ составляет 120 млрд долларов, при этом на руках у западных инвесторов лишь треть этой суммы, а резервы Банка России – 460 млрд долларов. Но будет ли ЦБ их тратить? Плюс Минфин России активно скупает валюту. Это спорная практика, но резервы бюджета переводятся в доллары и это поддерживает курс иностранной валюты. Может быть это и непатриотично, но очень выгодно российской казне. Дешевый рубль и дорогая нефть дают высокую выручку экспортерам, а они в свою очередь формируют бюджет. Безусловно, при таком раскладе российские власти имеют возможность несколько укрепить рубль, но это им просто невыгодно.

- Каким будет курс доллара к концу года по отношению к рублю?

- Если не будет мировой войны, санкций против ОФЗ и российских экспортеров, если Федрезерв будет дальше, в рамках нынешних ожиданий, повышать ставку, - то мы должны ориентироваться на курс от 60 до 64 рублей за доллар. Такой расклад устраивает всех игроков, в том числе и российскую власть.

- Акции российских нефтяных компаний, в том числе «Татнефти» в начале года показали резкий рост. Как будут развиваться события дальше?

- Пока продолжаются санкции, серьезного роста акций не будет, хотя потенциал есть. Акции «Газпрома», «Транснефти» аномально дешевы. Я считаю справедливой цену одной акции «Газпрома» в 8 долларов, сейчас они дешевле по нескольким причинам. Это объясняется рисками открытия поставок американского СПГ в Европу и рисками транзита российского газа через Украину. Эти факторы сильно влияют на фондовый рынок. «Газпром», «Татнефть» - компании с хорошей выручкой, но для роста спроса на акции этого недостаточно. Во время кризиса 2008 года капитализация одной энергетической компании на рынке была меньше, чем сумма наличных средств на банковских счетах этой компании. Понятно, что такие моменты относятся к разряду фондовых аномалий, но они очень показательны. Фондовый рынок реагирует только на спрос и предложение. Я считаю, что при современных ценах на нефть и нынешнем уровне прибыли компаний, акции российских компаний должны стоить в 1,5 - 2 раза дороже. Однако присутствуют риски из-за санкций, который сдерживают спрос и каких-либо положительных перспектив пока не усматривается.